СВЯТЫЕ РАВНОАПОСТОЛЬНЫЕ КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ, ПРОСВЕТИТЕЛИ СЛАВЯН

Кирилл (827—869)  и Мефодий (820—885) – святые равноапостольные первоучители и просветители славянские, великие проповедники христианства, канонизированные не только православной, но и католической церковью. К лику святых причислены в древности. В Русской Православной Церкви память великих подвижников чествуется с XI века; поныне они известны в Болгарии под именем болгарских книжников.


СКАЗАНИЕ О КИРИЛЛЕ И МЕФОДИИ


Самый младший брат, самый старший брат –
Это братья Кирилл и Мефодий;
Нам открыла история их имена,
А они начинали историю…

 

                       *    *    *
В многочисленной и благочинной семье
У военного знатного грека
Было семеро славных детей – сыновей,
На восходе девятого века.

 

Проживали они в безмятежных краях
Византийской далекой провинции
В небольшом городке Салоники,
На просторной земле македонских славян,
Уважали их дух и традиции.

 

Старший брат – Михаил,
Младший брат – Константин,
Так в миру их тогда называли,
С детства слышали старославянский язык,
И болгарский язык понимали.

 

…Шел девятый век, шел девятый вал,
Европейский мир перемены ждал,
Азиатский мир перемены ждал,
А славянский мир это предвещал.

 

                             *    *    *
…Старший брат Михаил по следам отца
Поступил на службу военную;
Прослужив много лет, он решил уйти
От житейских дел и от суеты –
В монастырь на Олимп, прославлять Творца,
Созидать красоту нетленную.

 

Там он принял святой монашеский сан
И с тех пор называться Мефодием стал,
Приступил к своей службе немедленно:
Впереди его подвиг пожизненный ждал!
…Младший брат Константин, не спеша, подрастал,
С детства умные книги запоем читал,
Христианских церковных отцов почитал,

Трепетал от великого Слова,
От Григория Богослова!

 

Он был рано замечен и взят ко двору,
К императору в Константинополь,
Где наставников много высоких.
Там учился; учеба пришлась по нутру;
Не умел отдыхать, не витал в облаках –
Говорил он уже на пяти языках!

 

Разбирался в искусствах, имея талант;
Говорили, что он – недурной музыкант,
Астроном, математик, оратор, мудрец, –
Все постиг, обучился всему, наконец,

 

Дабы знания с пользою употребить
И в дальнейшем по миру их распространить.

 

Ни карьера, ни брак юный ум не прельщали –
И уже не заманят вовеки.
Так обителью странного юноши стали
Византийские библиотеки.

 

…Удивлялся весь Константинополь,
Вслед за ним удивится Европа,
Императоры и патриархи,
И чиновные высшие лица:
«Как его выступления ярки,
Как широк его дар полемиста!
Не боится труднейших вопросов!»
Так его и прозвали – «философ».

 

Жил – с собою в согласии строгом,
Добродетель старался стяжать,
Чтоб всегда пребывать вместе с Богом,
Честь и славу Ему воздавать!

 

Изучал христианские книги
И догматы писал о святых;
Посещая различные страны.

Размышлял о народах других,
О славянах, соседях своих.

 

                       *    *    *
…Константин не однажды в Болгарии был,
Македонию с Сербией он посетил,
А случалось, и в Сирию тоже ходил,

К агарянам и  сарацинам –
Уж запомнили те Константина:

 

Он своею ученостью их покорил,
В состязаниях всех победил!

 

…Очень скоро, по просьбе хазарских послов,
Патриарх и правитель послали его
Совершить и к хазарам поездку.
А «философ» взял старшего брата с собой –
Для солидности и для поддержки.

 

Так отправились братья в великий поход,
Продолжая делам замечательный счет,

И охватывая пространство,
Проповедовали христианство

 

У неверных угров и мадьяр,
Отличавшихся дикими нравами,
У евреев и самарян,
Слывших хитрыми и лукавыми,  –

 

Так добрались они до хазар,
Бывших дерзкими, разудалыми!

 

…В Херсонесе Таврическом больше всего
Поразились находкам чудесным,
А потом посетили заветный Форос,
Повинуясь преданиям местным.

 

Здесь открылись им мощи страдальца святого,
Мощи римского папы Климента –
Эти мощи святого Климента
Долго ждали такого момента –

 

То есть семь с половиной столетий
Пролежали на дне морском,
А явились в Божественном свете
По молитвам святых отцов!

 

                       *    *    *
…В Херсонесе однажды по воле судьбы
Братьям в руки случайно попались
Незнакомые, странные книги;
Интересными показались:

 

Запись русско-славянской речи,
Откликающейся далече.

 

Это были Евангелие и Псалтирь –
Письменами славянскими писаны,
Из далекого прошлого присланы.

 

Оказавшийся рядом простой славянин,
Сын привольных степей и широких равнин,

На таком же наречии  сам говорил,
Так, беседуя с ним, Константин изучил
Эту самую речь – письмена разделил

На согласные буквы и гласные,
И пришли к нему мысли ясные!

 

…Прочитав необычные книги в тиши,
Призадумался крепко, а после решил:

 

«Не годится отжившая форма
Для удобства вмещения мысли.
Здесь система нужна и реформа
В начертании букв яко чисел!

 

…Ни по-гречески, ни по латыни,
Ничего не понять славянину –
Не дойдет до него Божье Слово,
Значит, дело за азбукой новой!

 

Прочь ошибки, что сделаны ране!
Пусть себя осознают славяне

 

Через новую письменность – с самых азов,
И забудут мозаику «черт и резов!»

 

                       *    *    *
…Обладая изрядными знаниями,
Получив одобрение брата,
Обратившись к молитве Отеческой,
Вскоре он приступил к созданию
Настоящей славянской азбуки,

 

Руководствовался при этом
Не каким-либо авторитетом,

 

Не беспечной, минутной прихотью,
Не прикрытием благовидным,
А законами геометрии,
Ритмом, логикой, интуицией
И своей непреложной традицией –
Быть дотошным  и дальновидным…

 

Получилось ли? – Получилось –
Помогала Господня милость!

 

…Эта азбука – совершенна,
Ею пользуемся сегодня
И считаем обыкновенной
И привычной – в порядке вещей,
И представить себе не можем,
Что когда-то, в древние годы,
Ее не было вообще!

 

                    *    *    *
…До сих пор еще многие спорят
О науке, ученых кормилице,
О глаголице и кириллице,
И о времени их создания –

 

Черноризца Храбра, однако,
С Константином отождествляют,
По-другому его представляют,
Совпадения исключают.

 

Пусть! Ученым нужна арена,
А ораторам – свет и сцена –

 

Для сражений пером и копьем.
Только в те времена далекие,
Только в те времена жестокие

Вряд ли кто-то пришел бы к выводу,
Что пора уже наперед
Позаботиться созидательно
О славянских народах, их судьбах,
О путях христианской веры,
По которым народ славянский
Очень скоро уже пойдет!!!

 

Лишь один Константин-философ
Разрешил целый свод вопросов,
Тех, что жизнь перед ним поставила;
Помогал ему старший брат.
Брат Мефодий помочь был рад!

 

                   *    *    *
Дорогие солунские братья!
Сразу вам не раскрыли объятья,
Восторгаясь вашим созданием,
Вашим вкладом в культуру народов,
В расширение их границ –
Слишком часто творили козни,
Разжигали пожары розни,
И препятствия вам чинили,
Только вы не упали ниц,

 

Только вы не сошли с пути,
Продолжали вперед идти!

 

                     *    *    *
…Дальше следовали через Керчь и Босфор;
Перед ними открылся Каспийский простор –

 

Продолжался апостольский подвиг.
Брат Мефодий всегда наготове:

 

Покорял он язычников жаркой молитвой,
Константин побеждал их словесною битвой.

 

Посрамили хазар и евреев,
И унизили их лицедеев.

 

Очень многих людей окрестили,
Пленных греков же освободили

 

И в столицу, в Царьград, возвратились –
Их намерения свершились.

 

…Впереди ожидали большие дела...
А о братьях  везде уж бежала молва

Как об учителях христианских
Среди многих народов славянских.

 

                    *    *    *
…Очень скоро им новый поход предстоял –
Так в Моравию их патриарх направлял,

 

Чтоб крестить в христианскую веру людей,
Просвещать и учить всех Господних детей.

 

На каком же, простите, учить языке? –
Без сомнения, чтоб не «застрять в тупике»,
На родном и удобном для них языке!
Братья тотчас пошли – жизнь была налегке…

 

На пути их лежала Болгария,
И нельзя было следовать далее,

Обойдя македонско-болгарских славян,
И царя их, Бориса. И братья опять
Принялись свое доброе дело свершать:

 

Окрестили народ и царя самого,
И на подвиг большой окрылили его!
Что цари – без святых? Да почти ничего…

 

…Далеко не везде ждал их теплый прием,
Но зато они были все время вдвоем;

 

Несмотря на мятеж и протесты бояр,
Временами похожих на буйных хазар,

 

Укрощали лихие раздоры,
Разрешали жестокие споры –

 

С половиной задания расправились,
И в Моравию скоро отправились.

 

                      *    *    *
Здесь работы над азбукою завершили
И над правилами грамматики,
И святые писания переводили,

Чтобы богослужение в церквах велось
По-славянски – и это вполне удалось!

 

Переводы представив владыкам страны,
Братья были вполне удовлетворены:

 

Царь Моравии встретил гостей дорогих,
Обещал повсеместно поддерживать их

 

И, Всевышнему голосу внемля,
Указал на славянские земли:

 

«В разум Божий вводите князей, и народ,
Продолжайте посланий святых перевод,

 

Чтоб славянская книга свой путь обрела
И по свету свободно пошла!»

 

А Кириллу с Мефодием это и надо;
Привлекли они отроков – юные чада

 

Стали новые книги тотчас изучать
И во всем остальном помогать,
Книгу далее распространять.

 

…Братья несколько лет здесь народ поучали,
И обычаи варваров искореняли,
А делами своими повсюду внушали:

 

Ничего нет дороже богатства,
Чем оплот христианского братства!

 

                        *    *    *
…Все непросто – так было тогда и сейчас…
Продолжая о братьях скупой пересказ,

 

Невозможно без пафоса их вспоминать,
Чтобы вечную Славу в веках им воздать –

 

Несмотря ни на что, продолжали они
Кропотливо трудиться все годы и дни!

 

…Разве мог безболезненно, просто и гладко,
Перестроиться ход узлового порядка? –

 

Так немецкие миссионеры,
И латинские архиереи,
Горделивые функционеры,
Словно сказочные злодеи, 

 

Мир успевшие заполонить,
Не желая упорно назад отступить,

Были против, искали примеры,
Чтобы подвиг святых опорочить,
Разнести их учения в клочья.

 

                       *    *    *
…Путь тернистый – от выбранной Буквы
До высокого Слова ведет.
Очень важно, кто выберет Букву,
Кто заветное Слово несет!

 

                       *    *    *

Как же быть, чтобы Слово звучало,
Продолжая святое Начало?

 

Надо строить новые храмы,
Школы новые открывать,
Чтоб живое, понятное Слово
Дальше людям передавать!!!

 

Как же строить, когда мешают,
А построенное разрушают?

 

…Константин и Мефодий решились
Обратиться к епископу в Риме,
Помолившись с усердием снова,
Взявши мощи Климента святого,
Обнаруженные на Форосе.

 

Папа Римский их с честью встретил,
Принял мощи святого мужа,
И одобрил их путь и книги.
Он прослушал церковную службу,
Совершенную по-славянски;

Убедившись в сохранности веры,
Разрешил продолжать их дело –
Просвещенье Евангельским светом!
…Братья были довольны ответом,
Вдохновились и продолжали.

 

                     *    *    *
…Может, долго б еще не знали
Друг о друге большой печали,

Да на младшего Константина
Это все повлияло фатально:
Изнуренный борьбой и трудами,
Он ослаб, и к нему кончина
Приближалось по тропке тайной.

 

Он кончину свою предвидел –
Сам Господь о том известил –
И святой принимает схиму,
Его имя стало: Кирилл.

Он двух месяцев не прожил,
Как Господь его жизни лишил.

 

А всего было сорок два года –
Как слаба человечья природа!

 

Похоронен же был в базилике,
Что с мощами Климента святого.
Много разных чудес творилось
Здесь по воле Всевышнего Слова!!!

 

                       *    *    *
Самый младший брат, самый старший брат –
Это братья Кирилл и Мефодий;
Нам открыла история их имена,
А они начинали историю…

 

                       *    *    *
Брат Кирилл завещал,
Чтобы брат продолжал…

 

Брат Мефодий продолжил их дело:
Покидал Византии пределы,

 

Он на юге, на севере часто бывал,
То интриги встречал, то в тюрьму попадал,
Проповедуя честно и смело.

 

Истязания с твердостью переносил,
И пощады у недруга он не просил –

 

Не затем принимался биться,
Чтоб невежеству подчиниться!

 

…Духовенству с князьями он был неугоден,
Но душой был высок, а умом был свободен,

 

Потому сотни раз удавалось ему
Сохранить свою жизнь, побороть смерть и тьму!

 

Перевел же он Библию, Ветхий Завет,
Часослов и Минея увидели свет,

 

И другие писания жизнь обрели
На обширных просторах славянской земли.

 

…Вот Мефодий и архиепископом стал,
И Моравский Престол он достойно занял,
На котором Апостол Андроник стоял,

 

В первом веке в древнейшей Паннонии,
Изнывающей от беззакония.

 

В этом сане, имея немалую силу,
Проповедуя Слово живое –
В добрый час окрестил и княгиню Людмилу,

И супруга ее, Боривоя,
Чтобы верой они свой народ укрепляли,
Чтоб на чешской земле Божий храм утверждали,
Чтоб невежество яростное побеждали
И язычество  вековое!

 

                       *    *    *
 …Наконец, наступил и Мефодия час…
Не дошло б его имя, наверно, до нас,

 

Если было бы Господом не суждено
Прорастить через годы святое зерно…

 

Шестьдесят пять лет брат Мефодий жил,
Шестьдесят пять лет он прожил всего;
Сколько знал и мог, сколько было сил –
Не жалел себя, отдавал другим,
По делам своим альтруистом был,
А по мысли шел очень далеко.

 

К новым людям шел и дошел до них
В переводах книг, в письменах святых.

 

                       *    *    *
Самый младший брат, самый старший брат –
Это братья Кирилл и Мефодий;
Нам открыла история их имена,
А они начинали историю…

 

                       *    *    *
Много, много веков миновало с тех пор,
Временами казалось, что враг так хитер,

 

Что сумеет надежду их в прах обратить,
Имена уничтожить, а память изжить.

 

И действительно: дело их то пропадало,
То вставало опять, как тому надлежало

 

То увязнуть в пыли, то подняться опять,
Чтоб впоследствии прочно и долго стоять –

 

На горах и землях, на морях и песках,
На немыслимых ранее материках!

 

…Продолжали учение ученики,
Их преследовали, принимали в штыки;

 

Кто в живых оставался, тот дальше бежал,
Драгоценные рукописи сохранял,
Из воды и огня их отважно спасал,
И работу над книгами не оставлял.

 

                       *    *    *
Разве рукописи не горят?
Да, горят, но не все подряд!!!

 

                       *    *    *
Так славянская азбука жить продолжала,
Совершенствовалась, новый ход получала,
И народы Европы она просвещала;

 

И славянский священник к «новинке» привык,
И освоил церковно-славянкой язык,

 

Так в Болгарию новые книги проникли,
Может быть, к ним не сразу все люди привыкли,

 

Но зато постепенно, и это отрадно,
Общий вид бытия изменился изрядно:

 

Книга стала понятной, по жизни вела,
Для простого народа опорой была,

 

Прославляла святых и пророков,
А царям добавляла уроков,

 

Позабытых – от царства Бориса!
…Еще много чудес совершится,

 

И духовное слово проникнет на Русь…
…Ну а дальше припомним почти наизусть,

 

Как крестили ее не однажды,
Повинуясь велениям важным.

 

Так написано – сбудется Слово!!!
…И поэтому снова и снова –

 

Благодарность вам, братья, Мефодий с Кириллом!
Благодарность трудам – и перу, и чернилам,

 

Укротившим волненья славянских стихий,
К нам донесших учений святые стихи.

 

Как изучим все тонкости правил,
Так вздохнем: нас Господь не оставил!

 

                       *    *    *
…Получилось, что вера бесстрашных людей

Пропитала их духом высоких идей,

Устремленных к Небесной вершине.
Их терпение, мужество и интеллект
Помогли все препятствия преодолеть
Чтоб освоить великий гуманный проект,
Актуальный  и жизненный ныне!

 

                        *    *    *
Сила слова, его «генетический код»
Через тысячи лет нашу память несет!!!       

 
  

                                                           Июнь 2008 г.

February 17, 2022
Источник: http://www.poems4christ.com/ru/article/12709
© Copyright 2022, Поэзия для Христа [www.Poems4Christ.com].